Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Про чуб...


Бандурист Остап Киндрачук в казацкой одежде, играющий на площади в Познани.

Чуб (Айдар,Оселедец, Чупрун, Чуприна, Хохол) — прядь волос, вихор. Этот слово может относиться как к части шевелюры, так и к причёске, целиком из него состоящей (такой, как айдар у скифов, сарматов, казахов, или оселедец у казаков).

До наших дней дошло описание Константинопольским греческим летописцем князя Святослава.


Запорожец. Этюд к картине «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», И. Е. Репин, 1884.

В казацкий период истории Украины, оселедец являлся своего рода отличительной чертой зрелого воина, так как молодым бойцам (джу́рам) такую причёску носить не позволялось. Сбрить кому-либо оселедец считалось самым позорным наказанием.

Это предисловие.

А далее... Европа.
Collapse )

Храм Покрова на Нерли


картинка кликабельна (большое разрешение)

3D Панорама



Церковь Покрова на Нерли называют шедевром мирового зодчества, вершиной творчества владимирских мастеров эпохи расцвета Владимиро-Суздальского княжества. Это маленькое изящное здание стоит на небольшом холме на приречном лугу, там, где река Нерль впадает в Клязьму. Бывало, что во время весеннего разлива вода подступала к самым стенам церкви, и тогда над водной гладью одиноко высился ослепительно сверкающий белизной легкий одноглавый храм, словно свеча вырастающий над просторами заливных лугов во всей своей ясности и красоте...

В русской архитектуре нет памятника более лирического, чем церковь Покрова на Нерли. Этот удивительно гармоничный белокаменный храм, органично сливающийся с окружающим пейзажем, называют поэмой, запечатленной в камне. «Идеальная согласованность общего и частного, целого и мельчайших деталей создает тонкую и просветленную гармонию, уподобляя архитектуру одухотворенной и летящей ввысь музыке или песне, — пишет Н.Н. Воронин. — Образ прославленного творения владимирских мастеров столь совершенен, что никогда не возникало сомнения в том, что таким он был изначально, что таким он и был задуман его зодчими».

Предание рассказывает, что князь Андрей Боголюбский построил храм Покрова на Нерли после кончины своего любимого сына Изяслава — в память о нем. Вероятно поэтому светлой грустью веет от этой уединенно стоящей на берегу Нерли церкви.

Храм Покрова на Нерли по лаконичности и совершенству форм сравнивают с древнегреческими храмами. Глядя на это удивительное творение русских мастеров, трудно поверить, что храм Покрова на Нерли только чудом уцелел. И опасность ему грозила не от воинствующих безбожников эпохи коммунизма, а от православного духовенства. В 1784 году игумен Боголюбова монастыря ходатайствовал перед епархиальными властями о разрешении разобрать храм Покрова на Нерли, чтобы использовать его материал для постройки монастырской колокольни. Владимирский епископ такое разрешение дал. Церковь уцелела лишь благодаря тому, что заказчики и подрядчики не сошлись в цене.

Церковь Покрова на Нерли построена в 1165 году. Исторические источники связывают ее постройку с победоносным походом владимирских полков на Волжскую Булгарию в 1164 году. В этом походе и погиб молодой князь Изяслав. В память об этих событиях Андрей Боголюбский заложил Покровский храм. По некоторым известиям, белый камень для постройки церкви доставили в качестве контрибуции сами побежденные волжские булгары.

Храм был посвящен новому на Руси празднику — Покрова Богородицы. Этот праздник был установлен владимирским духовенством и князем без согласия Киевского митрополита и патриарха Константинопольского и призван был свидетельствовать об особом покровительстве Богородицы над Владимирской землей. Ведь главный храм Владимира, Успенский собор, также был посвящен Богоматери в отличие от Киева, Новгорода, Полоцка, Пскова и других княжеских столиц.

Место для постройки церкви — пойменный луг при впадении реки Нерль в Клязьму — указал сам князь Андрей Боголюбский. Так как здесь каждую весну разливалось широкое половодье, под храмом специально было сооружено высокое основание — искусственный холм из глины и булыжного камня, в котором заложили фундаменты будущей постройки. Снаружи этот холм был облицован белокаменными плитами. Когда весной разливается Нерль, церковь остается на небольшом островке, отражаясь в быстротекущих водах, подступающих прямо к ее стенам. Когда-то здесь была пристань, куда причаливали идущие по Клязьме речные суда.

Конструктивно храм Покрова на Нерли чрезвычайно прост — это обычный для древнерусского зодчества одноглавый крестово-купольный четырехстолпный храм. Но строители церкви сумели воплотить в нем совершенно новый художественный образ. От более ранних владимирских храмов церковь Покрова на Нерли отличается изысканностью пропорций, предельной ясностью и простотой композиции. Здесь нет царственности владимирского Успенского собора, нет мужественной величавости Дмитриевского собора. Светлый и легкий, храм Покрова на Нерли — это воплощенная победа духа над материей. Сказочная легкость форм храма Покрова на Нерли создает впечатление невесомости, устремленности ввысь.

Всеми доступными средствами неизвестные архитекторы постарались придать своему сооружению ощущение движения. В значительной мере это достигается спокойным равновесием и симметрией здания, а также множеством оригинальных строительных находок. Например, практически невозможно заметить, что стены церкви слегка наклонены внутрь и этот еле заметный наклон зрительно увеличивает высоту здания. Этой же цели служит большое количество бросающихся в глаза вертикальных линий — удлиненные колонки аркатурного пояса, узкие высокие окна, вытянутый барабан купола. Существующая луковичная глава была установлена в 1803 году, сменив древний шлемовидный купол.

Стены храма украшает традиционная для владимиро-суздальского зодчества белокаменная резьба. На всех трех фасадах повторяется одна и та же композиция: царь Давид-псалмопевец, сидящий на троне. По обеим сторонам от него симметрично расположены два голубя, а под ними — фигуры львов. Еще ниже — три женские маски с волосами, заплетенными в косы. Такие же маски помещены и на боковых частях фасада — храм как бы опоясывается ими. Эти маски символизируют Богородицу и присутствуют на всех владимирских храмах той эпохи.

Археологические раскопки позволили установить, что первоначально храм с трех сторон опоясывала открытая белокаменная галерея, вымощенная яркими майоликовыми плитками. В юго-западном углу галереи находилась лестница, ведущая на хоры. Галерея опиралась на резные белокаменные столбы, а ее парапет украшали многочисленные резные фигурки грифонов и других мифических животных. Среди них выделялись изображения поднявшихся в прыжке барсов — эмблема владимирской княжеской династии.

Внутреннее пространство церкви подчинено той же идее — движению ввысь. Четыре столба, на которые опираются своды, слегка сужаются к верху, зрительно увеличивая тем самым высоту храма. Высоко над головой парит полный света купол. Некогда в нем помещалось изображение Христа Пантократора, окруженного архангелами и серафимами, а стены храма покрывал пестрый ковер фресок, которому вторил цветной майоликовый пол. Древняя живопись, пострадавшая за семь веков, была окончательно уничтожена в 1877 году во время очередного «поновления» храма.

Но несмотря на все утраты, храм Покрова на Нерли сохранил главное, к чему стремились создававшие его безвестные зодчие — гениально выраженную в камне идею превосходства духовного над материальным, которая является краеугольным камнем любой религии. И, вероятно, именно поэтому это выдающееся произведение русских мастеров получило всемирную известность и признание, став своеобразной «визитной карточкой» России.

Источник